РОСТОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СКВРИЗ


 
 
svs

kvd1new


georg


ВСЕ ПИСАТЕЛИ В СТОЛИЦЕ, ОДИН ШОЛОХОВ В СТАНИЦЕ
27.05.2014 07:15

Войсковое казачье общество
ВСЕВЕЛИКОЕ ВОЙСКО ДОНСКОЕ
ПРЕСС–СЛУЖБА


ВСЕ ПИСАТЕЛИ В СТОЛИЦЕ, ОДИН ШОЛОХОВ В СТАНИЦЕ
Для казаков великий писатель и сегодня жив

«Тихий Дон – это наша Библия», - говорят казаки Верхнего Дона. Верховые казаки – «пехряки», как их называют казаки низовые, это своеобразный казачий анклав, официально - «зона компактного проживания субэтноса донских казаков». Это три северных района Ростовской области – Верхне-Донской, Боковский и Шолоховский, центром которого служит станица Вешенская. В этих местах Шолохова не просто знают все без исключения. Его боготворят. Называют писателя в этих местах всегда по имени-отчеству. А то и просто ласково – «Миша». «Какое счастье, - говорят казаки, - что такой человек, как Михаил Александрович, у нас появился. Если бы не он, то вместо станицы Вешенской был бы сейчас поселок Пролетарский, али еще какой Советский, а о казаках ни помину, ни позвону… Ить он (Шолохов) казаков спас и всему миру об нас рассказал». От чего спас? От советской обезличенности, от забвения и даже в некоторых ситуациях, от прямого уничтожения, - при Сталине. А в более спокойные «застойные» советские времена Шолохов стал для своих земляков настоящим меценатом. Почти всю свою нобелевскую премию положил на то, что бы быт станичников и хуторян улучшить. Идешь по какому-нибудь глухому старинному хутору, и среди соломенных крыш, колодезных журавлей и прочей этнографии, как сюрреалистическое видение, возникает новенькая городская телефонная будка. Звони хоть в Москву. «Это всё Михаил Александрович», — не преминёт сказать какая-нибудь хуторская бабуля. И особенно глубоко импонировало местному патриотизму то обстоятельство, что «такой великий человек, а от нас никуды не уехал». Верхнедонцы с гордостью повторяли ими же сочиненную поговорку: «Все писатели в столице, один Шолохов в станице». И уж конечно, редко в каком курене не встретишь книг Шолохова. Казаки ценят больше всего, разумеется, «Тихий Дон». На хуторах встречаются такие знатоки романа, что способны цитировать его страницами, особенно те места, в которых прямо или косвенно упоминаются реалии «нашего хутора». Есть уникумы, которые, по их же словам, читали Шолохова «вдоль, поперек и по диагонали». «Донские рассказы» не слишком жалуют. «Поднятую целину» всегда считали скрыто антисоветским произведением. Пресловутую «проблему авторства «Тихого Дона» станичники отметают с порога. Почти каждый встречный старожил в Вёшках, Мешках (Мешковской), Казанке (Казанской) или Боковской, не говоря уж о многочисленных хуторах, считает своим долгом рассказать что-нибудь занимательное и малоизвестное о «Мише». То, что Михаил Александрович после «Тихого Дона» очень мало написал «при Советах», казаки объясняют его писательской совестливостью и ещё рассказывают, что «Миша скучал очень», тяготился и хрущёвской глупостью, и брежневским безвременьем.
Что касается совсем молодых станичников, то шолоховская закваска и у них сказывается. Сквозь новейший молодёжный сленг пробивается неистребимый говорок шолоховских героев. И это не рисовка, а естественное состояние души местного подростка. Ведь Шолохов сам ничего не придумывал, а только отражал жизнь. А жизнь-то продолжается, потомки повторяют своих предков. И казачество на Дону живо, несмотря ни на что. Среди молодежи встречаются и вполне сознательные «фанаты» Шолохова. Это когда 17-18-летнему парню нравится ощущать себя не просто молодёжным неформалом, не каким-нибудь скином, панком или иным урбанизированным уродцем, а именно молодым казаком. Немного непривычно видеть юношу, отпускающего настоящие усы, которые можно «накрутить на гвоздик», и пышные чубы. Всё это по Шолохову. Знаю одного нестарого вёшенца, с отличием закончившего университет, но полностью погружённого в образ казака дореволюционного. Шолоховская закваска причудливо переплетается в нём с университетским лоском. Покручивая усы и сидя на крыльце своего настоящего казачьего куреня, он может запросто сказать вам: «Ну что, друзяка, погутарим об экзистенциализме?» И эта неправдоподобная фраза в такой обстановке и сказанная таким человеком, будет звучать вполне естественно, как и вообще всё естественно у казаков на Верхнем Дону. Нелишне сказать, что молодой казак, увлекающийся экзистенциализмом, Камю и Сартром, является атаманом Верхнедонского округа Всевеликого Войска Донского. Это Юрий Карташов, которого даже вёшенские старики почтительно именуют Юрий Ильич.

В.Вареник
 


При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

СКВРиЗ

Яндекс.Метрика

vodol

Верховный Атаман СКВРиЗ
 казачий генерал
Виктор Петрович Водолацкий

 ataman-vf

 Атаман Ростовского регионального отделения СКВРиЗ
казачий полковник Василий Филиппович Хейло

ujosrtia