РОСТОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ СКВРИЗ


 
 
svs

kvd1new


georg


Казаки против разбойников (№19) ( 15.03.2010 г.) PDF Печать E-mail
НОВОСТИ
16.03.2010 05:31
nagaikaСейчас много и часто говорят о роли казачества в истории Российской империи. В современной России казаческое движение всё больше набирает популярность, как ни комично выглядели бы сегодня горделивые колоритные фигуры станичных атаманов – с шашками, нагайками, широченными голубыми лампасами на штанах, бородатые и в неизменных меховых папахах.

А кое-кто и с георгиевскими крестами, невесть когда и за какие заслуги полученными…
Гроза и опора Империи
Собственно, казачество, как особая этническая группировка (если вообще можно так сказать), начало формироваться в XIV веке из числа восточнославянских переселенцев в низовьях Дона и Днепра. Позднее днепровские казаки образовали знаменитую Запорожскую Сечь, но за слишком вольнолюбивый и независимый характер попали в опалу и Екатериной Великой были как войско расформированы.
В целом же роль казачества в истории нашего государства при всём желании не принизить. Если бунтовали, то на всю Россию – как Разин, Булавин и Пугачёв. Даже Болотников, не будучи сам казаком по рождению, поднял восстание именно в качестве казачьего предводителя. Ну, а если воевали, то – как Ермак с татарами в Сибири, или при обороне крепости Азов с турками, на Кавказе с горцами, в Белом движении как главная опорная сила, и в годы Великой Отечественной…
По воспоминаниям прославленных генералов прусского короля Фридриха и императора Наполеона, не было ничего для них страшнее бородатых мужиков в бараньих шапках, мчащихся на конях с длинными пиками наперевес, под жуткое гиканье и свист… Знаменитая казачья «лава»!

Войско Донское
В отличие от запорожцев, донские казаки были более дисциплинированны и с начала XIX века вплоть до революции 17-го являлись своего рода элитными внутренними войсками, отдельными подразделениями разбросанными по всей территории России. «Для усмирения возможного непокорства».
В обширной Выборгской губернии базировалось не менее десятка казачьих полков Войска Донского. Причём, судя по официальным штабным бланкам, все они именовались так: «Донскаго казачьяго Бугорова полка №4 имяни свояго» или «…Калмыковского полка №28 имяни свояго» То есть были именными, названными по фамилиям своих командиров.
И зачастую скучать казачкам в губернии не приходилось. Сводки из губернской канцелярии за 1812-1866 годы: «Неповиновение крестьян в Раутусском приходе. Крестьяне вообще не выходят на полевые работы, помещик терпит убытки…»; «В Салминском имении графини Орловой-Чесменской возник бунт…»; «Приписные крестьяне Выборгских стеклянных заводов уклоняются от исправления положенных ревизионных дней…»; «Его Императорского Величество имение в Сорталахти терпит убытки из-за неповиновения крестьян…».
Сельская полиция в силу своей немногочисленности при слабом вооружении могла противостоять лишь бунтарям-одиночкам. Её представители сами не раз становились жертвами насилия со стороны вооружённых крестьян.
И лишь казаки стремительным организованным маршем были в состоянии оперативно навести порядок и разобраться с непокорными. Причём, почти всегда относительно небольшим числом и всегда успевали изловить главных зачинщиков, после чего «буза» сразу прекращалась.
Например, для «устрашения» бастующих рабочих с медеплавильного завода в Питкяранте отправили всего десяток казаков.
Тем же малым числом они поймали организаторов крупного мятежа Ёзефа Термонена и Фёдора Иванова в Раутусском приходе, а с ними ещё семерых! Бунт тут же прекратился.
В Салминском имении навели такой шум, что «при укрощении неистовства крестьян были сожжены многие избы и приходская часовня…» Сама помещица графиня Орлова, хоть и горячо благодарила губернатора за усмирение своих крестьян, одновременно проявила к погорельцам немалое сочувствие и решила лично «вспоможествовать» всем пострадавшим и восстановить часовню.
Нужно сказать, что именно поэтому не всегда губернаторы спешили выполнить первое требование помещиков «прислать для усмирения команду», зная о всяких возможных последствиях.
Так, генерал-губернатор Финляндии граф Штейнвалль пишет по поводу обращения помещика Александра Фока – камергера-царедворца: «Хотя я и не утверждаю основательность сих жалоб, но весьма вероятно, что означенные крестьяне, получившия уже так сказать навычку к уклонению от всякого повиновения к помещику…» А дальше намекает выборгскому губернатору, чтобы решал сам, стоит ли присылать казаков на скорую расправу…

Достаточно присутствия
Не всегда, конечно, казакам в таких ситуациях приходилось махать шашками.
В сентябре 1863 года в находящиеся по соседству приходы Св.Иоанна и Койвисто отправили 30 всадников. Там в результате землеотводных мероприятий правительственных чиновников разгорелся серьёзный конфликт и даже столкновения меж самими крестьянами. «По прибытии туда казаков отряда порядок был восстановлен без всякого употребления или инаго вмешательства казаков, которыя во всё время и по настоящею пору жили в добром согласии со старымя и новымя владельцами земель…» Тем не менее, казаки прожили в означенных приходах до июля 1864 года, пока окончательно не решились все землемерные проблемы.
В октябре 1866 года полковник Крок отрапортовал, что им «во главе казачьего отряда в селе Суйстамо и деревне Койтонселькя пойманы три зачинщика буйства и с полицмейстером Гростеном отправлены в Выборг. Из прочих же участвовавших при учинении сопротивления законной власти двое братьев успели бежать…» Командир в рапорте рассчитывал на окончание своей командировки, но ему приказали оставить в селе казаков до марта будущего года. На всякий случай…
Совершенно очевидно, что при таких делах любовью у финляндского (и не только) народонаселения казачьё донское пользовалось едва ли. Ненавидели и боялись. И могли при случае поквитаться.
В январе 1857 года начальник Сестрорецкого казачьего отряда Анохин в рапорте донес о неудачном походе в Райволовский район казачьего разъезда. Четверо «сечевых»: урядник Черемисов, рядовые Шерстобитов, Коргольский и Осмахин напоролись на целую банду воинственно настроенных крестьян. Ненавистных казаков посбивали с лошадей, разоружили, избили до бесчувствия и бросили на дороге. Вполне могли и убить, а так все четверо отделались лишь лазаретом.
Казакам в Выборгской губернии приходилось выполнять не одни лишь карательные функции. Часто их привлекали для поимки контрабандистов и в помощь пограничным дозорным службам.
Настоящая битва произошла между казачьим отрядом и вооружёнными контрабандистами в ночь с 12 на 13 ноября 1846 года близ деревни Салаярви. Победа осталась за казаками, а о жестокости схватки говорит то, что даже сам командир отряда урядник Фёдоров оказался в лазарете.

Самовольщики
Как поддерживалась дисциплина между чинами самого Войска Донского, можно судить по рапорту и дальнейшей переписке полковника Фомина в августе 1831 года.
Речь шла о казаках Федоте Фетисове, Григории Филимонове и Ерофее Орлове, которые заехали в деревню Ляспиля, в дом местного приказчика Кочетова, а спустя какое-то время «вышли вон и были довольно много обременены крепкими напитками, а третий был менее хмелён, и все громко говорили во дворе, а после отбыли…»
Плац-майор Акулов потребовал опросить всех свидетелей буквально, включая местных крестьян и самого приказчика на предмет, что именно говорили казаки, что делали, долго ль были, насколько пьяны были. Приказчик Кочетов в своих показаниях, как мог, защищал загулявших казаков, дескать «ничего худого они не делали…»
Но несколько иные показания были даны проезжавшей в тот день через деревню семьёй дворян, слегка напуганной пьяными наездниками. Дисциплинарное взыскание казачкам было обеспечено…
 


При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна.

СКВРиЗ

Яндекс.Метрика

vodol

Верховный Атаман СКВРиЗ
 казачий генерал
Виктор Петрович Водолацкий

 ataman-vf

 Атаман Ростовского регионального отделения СКВРиЗ
казачий полковник Василий Филиппович Хейло

ujosrtia